Лагранж весной 1865 года пригласил как-то утром Симонини в Люксембургский сад и там на лавочке показал ему мятую книжонку в желтенькой обложке, Брюссель, 1864, без имени автора, под названием “Диалог в аду Макиавелли и Монтескье, или Политика Макиавелли в девятнадцатом веке“.

– Вот. Сочинителя зовут Морис Жоли. Нам это известно. Узнали имя с некоторым трудом. Во Францию завозится незаконно. Печатается за границей и распространяется подпольно.

Умберто Эко. Пражское кладбище

Плутон весьма милостиво ответствовал на челобитную… и учинил следующие постановления:

– Чтоб Мольер не говорил о философии, а Декарт о жмурках.

– Чтоб Платон не был волокитою, но только философом.

Фонтенель. Разговоры в царстве мертвых

16 марта 1865 года у Морис Жоли был произведен обыск. Полиция обнаружила и изъяла 15 экземпляров “Разговоров Макиавелли и Монтескье в царстве мертвых”. Еще 23 экземпляра этой книги были найдены в саквояже с двойным дном некоего господина Гранжана, торговца из Шарлеруа, следовавшему из Брюсселя в Париж. 24 апреля 1865 года 6-ая палата парижского суда вынесла постановление по делу Мориса Жоли. Он был признан виновным в “изблевании хулы на Е. И. В.”, то есть в разжигании ненависти и презрения к правительству, и приговорен к 15 месяцам тюремного заключения и выплате 200 франков штрафа. Господин Гранжан был заочно приговорен к шести месяцам тюремного заключения и выплате 300 франков штрафа. Все экземпляры “Разговоров” конфискованы. Судьба господина Гранжана нам не известна. Что же касается Мориса Жоли, то его апелляция была отклонена 2 июня 1865 года, а в конце января 1866 года кассационный суд утвердил решение суда первой инстанции. 14 февраля Морис Жоли явился в тюрьму Святой Пелагеи для отбывания наказания.

“Разговоры Макиавелли и Монтескье в царстве мертвых” – это политический памфлет, направленный против Наполена III. В 25 диалогах представитель эпохи Просвещения благородный барон де Монтескье отстаивает позиции умеренного правления и соблюдения прав личности, а флорентийский политик Средневековья злокозненный Макиавелли берется доказать своему собеседнику, что управлять людьми можно только силой и хитростью, и что деспотия — это потребность современного общества. Собеседники заключают пари. Макиавелли шаг за шагом описывает те действия, которые предпринял Наполеон III для установления деспотии во Франции, и выигрывает пари.

В начале XX века «Разговоры» Жоли были использованы в царской России для изготовления антисемитской фальшивки — печально знаменитых «Протоколов сионских мудрецов», книги, переведенной на все языки мира и своими тиражами уступающей только Библии. Плагиат был разоблачен корреспондентом газеты «Таймс» Филипом Грейвсом в 1921 г. Сравнением текстов “Разговоров” и “Протоколов”, равно как и поиском автора плагиата, занималось не одно поколение исследователей.

В наше время о “Разговорах” знают в основном благодаря “Протоколам”, но книга Жоли представляет интерес отнюдь не только в связи с означенными “Протоколами”. Единственный до сих пор перевод “Разговоров” на русский язык был выпущен в 2004 году издательством “МК-Трейд” под названием “Диалог в аду между Макиавелли и Монтескье”. Это был перевод с немецкого перевода с французского языка. Предлагаемое читателю новое издание книги Жоли является переводом с французского оригинала, хотя и достаточно вольным, что отражено в заголовке: Разговоры Макиавелли и Монтескье в царстве мертвых, записанные злосчастным французом Морисом Жоли в правление императора Людовика-Наполеона и пересказанные полтора века спустя для русского читателя нашим современником. Морис Жоли писал о “политике макиавеллизма в XIX веке”. Однако теперь очевидно, что и в XXI веке политика макиавеллизма не претерпела существенных изменений. Старинный рецепт установления деспотии “в одной, отдельно взятой стране” хорош и по сей день.

 

Front cover 600 Maurice Joly from Hungary (SV) full

 

Предисловие г-на Мориса Жоли к анонимному изданию 1864 года.


В этой книге описаны общие черты, в той или иной степени присущие любому правлению. Кроме того, автор ставил перед собой задачу и более частную: изобразить главные особенности настоящего политического режима Франции.


Достойный ответ на сложившееся положение дел не может быть написан в газетном стиле, поскольку для восприятия грубой злобы дня вкус современного читателя слишком утончен. Явный успех некоторых бессовестных сочинений, прославляющих нынешнюю политику, озадачивает. Однако автор смеет надеяться, что гражданское чувство в народе еще живо и что наступит день, когда небесная кара настигнет создателей этих низкопробных панегириков.


О некоторых явлениях и событиях лучше судить издалека, со стороны. Рассмотрение привычных предметов под необычным углом зрения может иногда повергнуть наблюдателя в трепет.


Эта книга написана тайнописью, шифром, ключ к которому автор намеренно утаивает. Скрытый смысл читатель должен найти сам, без подсказок. Смею надеяться, что чтение этой книги будет не лишено некоторой приятности, однако читать ее надлежит не торопясь, как то подобает при изучении сочинений, посвященных предметам не чересчур легкомысленным.


Не следует спрашивать, чьему перу принадлежат эти страницы. По определенным причинам автор предпочел не раскрывать своего имени. Да оно и не имеет значения. Сей памфлет — ответ общества на зов совести. Автор отходит на задний план; он лишь записывает мысли, которые витают в воздухе.

КУПИТЬ КНИГУ